top of page
white blanket of snow_edited.jpg
  • Елена

Я перестала покрывать мужа

Меня зовут Лера, я созависимая. Мой муж алкоголик.


Мы вместе 9,5 лет (почти 2 года из них в браке). За это время было много проблем, связанных с зависимостью. Муж постоянно давал обещания бросить пить, которые не мог сдержать, а я ему долгие годы верила («А вот в этот раз он наверняка сделает, что обещал»). Я оправдывала любые поступки, потому что мысль потерять его была для меня в сто раз хуже (тогда я еще не понимала, что у меня тоже есть проблемы). Уже позже, на мою относительно «трезвую» голову я поняла, почему снова и снова верила в одну и ту же ложь, — потому что ОН САМ ВЕРИЛ в то, что говорил.


Со временем становилось только хуже. Я пробовала ходить к гештальт-терапевту, но это была лишь моральная поддержка, а мне хотелось больше конкретики. Но именно от гештальт-терапевта я узнала о существовании групп для созависимых. И когда стало совсем плохо — эмоционально больше не «вывозила» ежедневное пьянство и ужасное отношение, о котором на утро он даже не помнил, — я решила поискать такие группы. Нашла одну — оказалось, что она совсем рядом с домом, и я поверила, что это знак.




Начала ходить на группы и с первой встречи поняла — это то самое, чего мне не хватало. Куратор группы — выздоравливающая зависимая и психолог. Она сказала прочесть короткую книгу о созависимости — это было мое пособие «для чайников» — там нашла все ответы на банальные вопросы новичков, так сказать)


Я несколько месяцев ходила на группы. Понимала, что действия «жесткой любви» (например, выгнать мужа) мне не подходят — я не смогу. И решила, что буду делать ровно то, на что готова.


Я перестала покрывать мужа (мои родители не знали о проблеме — покрывала). Прямо признаться родным в алкоголизме мужа я не могла, но на вопрос «Почему он не работает, бухает что ли?» (думаю, в глубине души мама догадывалась) я отвечала: «Спроси у него». Иногда она говорила: «Спрошу — дай ему трубку». И я давала.


Прошла шаги со спонсором. Это помогло разобраться в себе, но на ежедневной основе работать, писать отчеты не смогла.


...Я злилась на весь мир, что стараюсь меняться, но ничего не происходит, не меняется. И тут стабильность пошатнулась. Родители окончательно все поняли. Мама была в истерике, испугана (что ей не свойственно). Начался мой личный ад — муж винит меня в том, что пьет, т. к. я виновата — рассказала родителям своим (а их отношение к нему для мужа важно — я видела это), а родители звонят каждую минуту в истерике: «Доченька, одумайся, брось его» (и трехэтажный мат в его адрес).


Мне казалось, куда хуже? Но было куда.... Он начал играть в казино. В этот момент у меня случился мотивационный кризис. Я привыкла к пьянству, но не к игромании. Охватил страх. И, когда муж проиграл все сбережения на ремонт (мы ожидали переезд в новостройку), я уехала к подруге.

Все это стало кризисом для мужа.


Сейчас муж закодировался. Не пьет несколько месяцев (пил каждый день). Я знаю, что без выздоровления (групп, программы) кодировка не даст результата, но сейчас я счастлива. И хочу верить, что когда муж сорвется, я поступлю правильно (пожив в более-менее здоровых отношениях я не хочу возвращаться в «обратно»).


Сейчас живу моментом. Бывают какие-то ситуации, похожие на предпосылки к срыву, но пробую больше общаться, транслировать все через чувства. Не теряю надежду на хорошее и, что успокаивает больше всего, доверяю ВС.

282 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все
Post: Blog2_Post
bottom of page